Lucille.
Best of us can find happiness in misery
Название: Выжить в Нордсколе на 30 серебряных в день или история любви и ненависти (но в основном ненависти) в богами забытых зомби населенных пустошах
Автор: JackOfNone
Переводчик: Lucille.
Размер: макси (20 051 слово оригинала), в процессе
Пейринг/Персонажи: Асрик / Джадаар
Жанр: приключения, слэш, романс
Рейтинг: R
Краткое содержание: Когда Асрик неожиданно для себя самого воссоединяется с Джадааром, он не уверен, обернется ли всё к добру или к худу. Но как бы то ни было, сперва им нужно выбраться из этой насмерть промороженной зоны военных действий и добраться до хоть какой-то цивилизации. Единственное, что стоит между ними и относительной безопасность. Даларана это: рассерженные врайкулы, суровый климат, замышляющие недоброе Отрекшиеся, ошибки прошлого и они сами... ну что тут может пойти не так?

Глава 1. Из всех темниц Нордскола ты должен был попасть в мою

В следующий раз, когда он решит браться за задание на врайкульской территории, пообещал себе Асрик, то пойдет слишком пьяным, чтобы обращать внимание на запах.
Поначалу задачка выглядела несложной – кучка неотесанных дикарей из клана Драконьего черепа, потрескивающие костры такой высоты, что их видно за милю, и выжженная яма на краю деревни, в которой врайкулы разводили тех зубастых чудищ, на которых ездили потом. Быстренькая работка, только сбегать туда и обратно по пути в Новый Агамонд, так он думал – кто-то из больших шишек в экспедиции назначил цену за врайкульские скальпы, а гиганты выкладывали своих мертвецов весьма удобными штабелями, прежде чем отправить их на погребальный костер или отдать на откуп Плети. Немножко скрытности, немножко поработать ножом - и вот уже можно продавать добычу в Новом Агамонде, где Отрекшиеся используют добытые скальпы для своих смутных целей. Он как-то не ожидал, что тут будет до такой степени вонять гниющей плотью и потом, что аж слезы выступят на глазах. Ох, ну что ж, видимо, глупо было надеяться, что деревня, затронутая Плетью, останется нетронутой и незабываемым её запахом.
Асрик нырнул за моток веревки в руку эльфа шириной и постарался мысленно собраться. Врайкулы шагали мимо туда и сюда, утаптывая часто хоженые грязевые тропки, и крича что-то друг другу на своем грубом языке. Большинство были одеты в нечто, что, по предположению эльфа, в их варварской культуре могло считаться парадным убранством. Похоже, у них намечалось какое-то важное событие. Ну и славно – им будет чем заняться. Выждав еще мгновение, Асрик натянул капюшон на лицо и быстрой тенью скользнул за угол, прильнув к стене.
Что бы за кошмарное празднество тут не готовилось, врайкулов оно и впрямь отвлекло. Рев огня, вопли плененных протодраконов и громкие голоса самих гигантов с успехом заглушали мягкий шелест осторожных шагов эльфа, и ни один из бородатых великанов даже головы не повернул, чтобы глянуть, что за смутная тень проскользнула у порога их хижин. Так быстро, как только хватало храбрости, Асрик подполз к расчищенной прогалине, где лежали павшие врайкульские войны, завернутые в шкуры мамонтов и вымазанные погребальными маслами, которые с большой натяжкой можно было назвать «ароматическими». Асрик знал, как действуют воры, и знал, как они попадаются – он тщательно старался избегать любых участков, где могли остаться следы, и крайне осмотрительно ступал на гравий, сухие ветки или листья.
Но в целом врайкулов, казалось, мало заботило проникновение на их территорию потенциальных злоумышленников, особенно легконогих эльфов в половину их ростом.
Костер неподалеку взметнулся в ночное небо языками оранжевого пламени, а низкий стук барабанов зазвучал быстрее и громче. Асрик стиснул зубы, достал из-за пояса самый большой свой кинжал и медленно, осторожно пополз вверх по холму к погребальным помостам врайкулов.
«Тише, Асрик, – подбадривал он себя: – Не дай им тебя заметить. Не торопись». Он уже был так близко, что различал слова песнопений, хоть и не понимал их смысла, а жар от костра стал ощутим сквозь подбитый мехом плащ и превратил в капельки воды легкую снежную пудру, осевшую на вороте.
Они даже не выставили охрану на свое маленькое похоронное мероприятие – если только, конечно, трупы сами вдруг не сядут и не задушат его, что, в общем-то, было вполне вероятно. Асрик глянул на гигантские тела, лежащие на огромных деревянных помостках, каждое из них покрыто следами битвы, и подумал, а не послать ли всё это дело куда подальше. Такое решение, однако, обрекло бы его на недели безденежной трезвенности в компании в большинстве своем бессердечной и лишенной всякого обаяния нежити. Перспектива не слишком радужная. К тому же, даже если он здесь погибнет, проблемы его, вероятно, совсем не закончатся, ведь судя по тому, как та синяя туша, выдающая себя за дренея глядела на него в таверне «На краю земли», Асрик сильно сомневался, что такая мелочь как смерть помешает Орамусу задать ему хорошую взбучку. Ради такого дела он, наверняка, даже сумел бы во плоти вытащить его из небытия, недовольно скривившись, думал Асрик. Отступать некуда, так что полный вперед.
Быстро, но аккуратно, не привлекая внимания, Асрик опустился на четвереньки и, стиснув зубы, юркнул под ближайший помост, вынырнув уже с другой его стороны.
Он понял, что совершил ошибку в тот миг, когда рука его коснулась резного и расписанного дерева, а магический разряд с привкусом скверны пронзил вены и с силой молота ударил прямо в сердце. Мир закружился вокруг своей оси, и Асрик с такой силой приземлился на промерзшую землю, что остатки дыхания выбило из легких. Он хватал ртом воздух, больше похожий на ледяную воду, попытался пошевелиться и обнаружил, что даже малейшее усилие причиняло нестерпимую боль.
Он должен был знать. Должен был почувствовать.
«Не нарушай круг, не касайся ничего, покрытого рунами. – Он почти слышал говорящий это голос, пока свет костров мерк перед глазами. – Нет, серьезно, Асрик, у тебя что, врожденная магическая слепота? Что ж, по крайней мере, ты не совсем бесполезен…»
Затем тьма сомкнулась над ним, унося прочь боль, холод и неприятные воспоминания.

***

Асрику не раз доводилось просыпаться в самых неожиданных местах с головой, раскалывающейся от боли, но это пробуждение явно открывало список худших. Во рту стоял привкус крови, все тело сотрясал озноб, вызванный далеко не только погодными условиями, а быстрая разведка на местности показала, что его бесцеремонно бросили в клетку, в которой перед этим содержали какую-то тварь, чьи зубы оставили выбоины на прутьях. И некий не в меру предприимчивый врайкул завалил дверь огромным булыжником. Либо они были слишком тупы, чтобы постичь принцип работы замка, либо достаточно умны, чтобы попытаться таким образом нейтрализовать сферу талантов, в которых бывший следователь особо преуспел. Он бы поставил на первое, но итог все равно был один. Эксперимента ради он надавил на дверь – валун даже не сдвинулся с места, а клацанье железных решеток о камень лишь усилило и без того мучительную боль.
Что ж, по крайней мере, они его не убили. Разумеется, тут же напрашивался вопрос «почему?» – обычно Плети мало проку было в пленниках, их устраивали и горы трупов – но Асрик предпочел бы не задумываться над мириадами кошмарных альтернативных вариантов, один другого хуже. Врайкулам хватило ума отобрать три его кинжала, но вот четвертый… да, четвертый по-прежнему был на месте, за голенищем сапога, хотя проку от него сейчас было чуть. По сравнению с высокорослыми смертепоклонниками, толпящимися снаружи, клинок казался не серьезнее зубочистки.
Вот и всё, размышлял эльф. Он умрет. Вероятнее всего, долгой и мучительной смертью, возможно, по частям. Асрик мысленно составил список людей, которых бы это хоть как-то могло взволновать. Список вышел удручающе коротким.
По другую сторону решетки что-то шевельнулось. Асрик пригнулся, сжимая в руке кинжал.
– Ты очнулся? – донесся тихий шепот откуда-то из тьмы. Вопрос был задан на всеобщем, хоть и с заметным акцентом – если это и был прислужник Плети, то весьма убедительно изображающий живого. Асрик опустил клинок и осторожно подполз к прутьям. – Я боялся, что ты уже не придешь в себя… – раздался звон металла о камень и ещё какое-то шевеление. Определенно живой, по крайней мере, Асрик слышал дыхание. Он мог различить смутную фигуру, которую явно что-то сдерживало. Возможно, ранение или кандалы (если врайкулы и впрямь были способны понять, как работают замки).
– Ты ранен? – спросил голос. Бывший следователь чувствовал себя так, словно по горлу прошлись наждаком, шевелить головой тоже не хотелось, так что от ответа он воздержался. Другой пленник приблизился к клетке, пара больших ладоней обхватила решетку, и фигура немного приподнялась, выходя на слабый свет факелов, проникающий через люк в потолке.
Асрик моргнул. Вроде бы для галлюцинаций ещё рановато, если, конечно, тот разряд рунной магии не ударил сильнее, чем он думал.
– Прошу, если ты меня понимаешь, дай какай-то… – глаз дренея расширился до размеров блюдца, когда он вгляделся в лицо своего собрата по несчастью. – Нет, не может быть. Мне это снится.
Чудесно. Даже галлюцинации ему не рады.
– Джадаар? – недоверчиво прохрипел Асрик.
– Это и правда ты? Я не сошел с ума?
– Ну, я вполне уверен, что я это я, – ответил эльф. – Если нам обоим кажется, что мы бредим, то, скорее всего, мы оба ошибаемся.
– Ох, спаси нас наару, – Джадаар сполз вниз по решетке. – И только я думал, что хуже быть уже не может. Скажи, тебе обязательно нужно принять участие в каждом отвратном моменте моей жизни? Это что, какое-то негласное правило вселенной?
– Я получил твое письмо… – не без труда произнес Асрик, – То, что ты оставил у миротворцев.
Джадаар пробормотал нечто не шибко лестное на своем родном языке. Выпустив пар, он прислонился к прутьям клетки.
– Это, знаешь ли, было не приглашение.
– А я, знаешь ли, не очень хорошо понимаю намеки, – Асрик вгляделся в освещенный тусклым светом силуэт дренея и обнаружил, что плен у врайкулов бесследно для него не прошел: волосы выбились из привычной косы и нечесаными лохмами свисали на спину, черты лица заострились, а под глазами пролегли темные круги. Но в целом для того, кто сидит в яме Плети, выглядел он не так уж плохо.
– Кроме того, – продолжил эльф, – твоя маленькая армия родственничков мне бы проходу не дала. В Шаттрате есть вообще хоть один дреней, который бы не приходился тебе родней? – ответом ему послужил тяжелый взгляд, который за всё время ничуть не утратил своей убийственной мощи.
– Как ты вообще оказался в этой дыре? – быстро сменил тему эльф.
– Спасательная операция, – ответил Джадаар. – У них половина полка сидела тут в плену. Я пришел с четырьмя людьми и двумя часовыми и в итоге остался прикрывать их отход. Я в некотором роде надеялся, что в последний миг прискачет кавалерия. С этими словами Джадаар окинул Асрика взглядом, в котором ясно читалось, что эльф на эту роль не тянет.
– Да, ну что ж… – Асрик помассировал виски. К счастью, боль начинала утихать, но от глотка воды бы он не отказался.– Похоже, фишки легли не в твою пользу. Радуйся хотя бы, что тебя пока не расчленили или не заморили голодом.
– У меня с собой была кое-какая провизия. Гиганты не сильно заботились о питании пленников, – ответил Джадаар. Он слегка переместил вес, чтобы поудобней сесть на копытах. При этом раздался ещё один отчетливый звон металла – да, определенно, они его приковали.
– Обычно, Плеть не обременяет себя пленниками, – задумчиво произнес Асрик. – И мне интересно…
– Пища, – прервал дреней, прежде чем он смог закончить мысль. – По крайней мере, так предположили часовые. Здешние великаны следуют за каким-то… каким-то не-мертвым существом, которое питается свежей кровью. Это всё, – расплывчато указал наверх Джадаар, – приготовление к его приходу. Он скоро должен вернуться с добрыми вестями.
Асрик припомнил свое не слишком приятное прибытие в Лагерь Возмездия – мало сна, абсолютно никакой приличной еды, и долгая игра в прятки в поспешно возведенной оружейной, в ожидании, пока высокорослый эльф, возглавляющий отряд врайкулов и желающий поговорить с начальством, уйдет восвояси. Когда Асрику сообщили, что посланник Плети, наконец, покинул лагерь и уже можно выходить, то он обнаружил Верховного палача, стоящим посреди зверски расчлененных останков охраны и хмуро глядящим на труп своей лошади.
– Келесет, – выдохнул Асрик имя, которое не единожды слышал в выкриках, не заглушаемых даже ударами молотов и хриплыми воплями новобранцев. – Принц Келесет, Мракопадший. Нам предстоит стать главным блюдом на столе самозваного аристократишки-ренегата!
Тот факт, что существо некогда принадлежало к его же народу – даже сейчас на вид принц походил на эльфа крови – казался оскорбительным и добавлял горькой иронии к надвигающейся на них незавидной судьбе.
– Подумать только, я так мечтал услышать голос другого живого существа в этой Светом забытой дыре… а теперь меня не только ждет неминуемая гибель, так ещё и перед смертью я вынужден выслушивать твой треп, – тяжко вздохнул Джадаар.
– Что ж, делать нечего. Нужно выбираться, потому как я также категорически отказываюсь умирать тут с тобой.
– Выбираться? Ну и как ты предлагаешь нам это сделать? – поинтересовался Джадаар, красноречиво побрякивая цепью, приковывающей его к месту.
– Ты тот камень сдвинуть сможешь?
– Возможно, если постараюсь, – ответил Джадаар, на пробу толкая глыбу. – Но как быть с цепью?
– Покажи кандалы. – Джадаар одарил Асрика ещё одним взглядом весом в тонну. – Я умею вскрывать замки, – пояснил эльф. – Если честно, весьма поднаторел в этом деле.
– А, конечно. Мне следовало догадаться, – в тоне Джадаара ясно читала невысказанное мнение на тему всяких подлецов и проходимцев и лично его, Асрика, сходства с данными личностями, но дальнейших комментариев не последовало.
– Можешь протянуть ногу, или что там у тебя, сюда?
– Копыта, недоумок, – фыркнул дреней, но послушался и вытянул ногу в сторону клетки эльфа, насколько позволяла цепь – достаточно, чтобы Асрик едва мог дотянуться до замка из-за решетки.
Железное кольцо охватывало копыто дренея и запиралось с помощью грубо скованного висячего замка явно дворфийской работы (скорее всего, украденного). Асрик взвесил замок на руке, наклоняясь, чтобы слышать, если щелкнет механизм. Джадаар тихонько зашипел от боли, когда острые железные края врезались в и без того сбитую в кровь лодыжку. Пока Асрик снимал застежку с остатков зимнего плаща и вставлял иголку в замок, ему пришло в голову, что Джадаар необычайно спокойно реагирует на всю эту ситуацию. Четыре дня заточения в темнице прислужников Плети, даже при условии, что тюремщики заботились не проливать ни капли крови пленника, храня её всю для пира принца Келесета – это вам не комар чихнул. Большинство разумных существ на данном этапе опустились бы до валяния в ногах и мольбах о спасении. Джадаар же лишь ворчал так, будто все эти суетные невзгоды досаждали ему не более чем гора грязных кастрюль на чьей-то кухне. Со своей стороны Асрик давно уже бросил беспокоиться о собственной жизни, но Джадаар… Либо бывший миротворец отличался непомерной храбростью, либо окончательно поставил на себе крест, как и сам Асрик. Мысль оказалась на удивление неприятной – примерно как вернуться домой и обнаружить, что кто-то снес внешнюю стену.
Взламывать замок под пронизывающим взглядом натренированного шатраттского миротворца оказалось задачкой не из легких, но Асрик вскоре был вознагражден звонким «щёлк!», знаменующим, что дело сделано. Он на пробу дернул замок и тот с легкостью открылся. Джадаар перевел дух – Асрик и не заметил, что все это время тот старался не дышать – и наклонился, изучая больную лодыжку.
– Могло быть и хуже, – пробормотал дреней.
– Встать сможешь?
– Я был бы тронут твоей заботой, если бы полная уверенность, что ты просто хочешь, чтобы я поскорее разобрался с той каменюкой.
– Да, избежать участи быть съеденным заживо сейчас номер один в списке моих приоритетов. Без зазрений совести могу в том признаться. Так, может, к делу?
– Уже, – проворчал Джадаар, поднимаясь на ноги и примериваясь плечом к валуну. Он по-бычьи наклонил голову и толкнул на пробу, но глыба лишь упрямо качнулась, сдвинувшись едва ли на пару сантиметров.
– И это всё?
– Мог бы помочь.
Асрик попытался устроиться хоть как-то поудобнее, но прутья постоянно мешались, делая бесплодными любые попытки сдвинуть глыбу. Однако он старался как мог, и спустя пару минут пихания и пыхтения им удалось приоткрыть дверь достаточно, чтобы эльф мог протиснуться в щель.
– И что теперь…
Длинные уши Асрика дернулись.
– Кто-то идет. Вообще-то, даже два кого-то, – предупредил бывший следователь, опускаясь на пол и съеживаясь в углу клетки. Таща за собой отстегнутую цепь, Джадаар поспешил к своему уже насиженному месту у стены.
– Притворись, что без сознания, – прошипел Асрик, запрятывая в рукав нож. – Так ты сможешь…
–… застать их врасплох, да. Я пять лет пробыл миротворцем и немного знаком с уловками, к которым прибегают отчаявшиеся заключенные.
– Рад, что мы в кой-то веки мыслим одинаково. Не облажайся, дурень.
– Тебя это тоже касается, щеголь.

Вопрос: Понравилось?
1. Да!  5  (100%)
Всего: 5

@темы: R, World of WarCraft, перевод